Все новости Анапы

Новости, ЧП и поисшествия в Анапе. Предприятия, банки, гостиницы и отдых в Анапе.

Новости Анапы: Офицер на пенсии в Анапе продает почку ради благополучия семьи

Оценить

Интересное сегодня — Офицер на пенсии в Анапе продает почку ради благополучия семьи

На днях федеральный выпуск газеты «Комсомольская правда» опубликовала результаты расследования о рынке донорских органов в нашей стране. Собкор «КП» Дина Карпицкая выяснила, кто и как пытается заработать таким способом (статья перепечатывается в сокращении — прим. ред.).

Как оказалось, объявлений в Сети от продавцов хватает. По запросу «продам почку» поисковики выдают тысячи страниц, где любой может предложить по рыночной цене свои органы: костный мозг, часть печени, почку. И это несмотря на то, что в России продавать свои органы незаконно.

География желающих продать свои органы большая — со всей страны. 

«Стану донором почки, не пью, не курю заболеваний нет и не было, группа крови 3+, 37 лет. Веду спортивный образ жизни, ЗОЖ, питаюсь исключительно здоровой пищей. Даже все зубы на месте. Очень срочно нужны деньги, все серьезно обдумано, мошенники — мимо, предоплату не высылаю. Сергей, Анапа».

«Комсомолка» связалась с этим донором под видом покупателя.

— Да, продаю. Намерения серьезные. Два месяца уже мое объявление на самых разных ресурсах раскидано, я его регулярно обновляю.

— Часто интересуются?

— Есть звонки, но пока ничего серьезного. У меня на руках свежие УЗИ и анализ крови, если что. Я военный пенсионер, хоть мне и 37 всего. Обследования прохожу в госпитале, а не в каких-то медцентрах сомнительных. Так что все надежно.

— Если не секрет, почему решились на такое?

— Я офицер. Два года назад получил ранение колена при участии в спецоперации. Меня тут же списали. Выплатили пособие по страховке — 300 000 рублей. И привет.

— Насколько я знаю, пенсия у бывших офицеров не самая маленькая.

— 26 000 рублей. Мы с женой и двумя детьми в однушке. Работы особой в Анапе нет, да и инвалидов не берут. Только вы не пугайтесь, мое ранение на почке никак не отражается.

— Семья в курсе, что вы собираетесь сделать?

— Жена знает. Заживем как люди. А то, что с одной почкой можно нормально жить, это я в курсе, разговаривал в госпитале с врачами. Они отговаривают, но я не вижу ничего страшного в том, чтобы и денег заработать и кому-то жизнь спасти.

— Ваша цена какая?

— Ну не знаю, — смущается впервые с начала нашего разговора. — Рыночная.

— Это какая? На сайтах разное пишут, от 300 000 рублей до бесконечности.

— Ну я планирую не меньше 20 миллионов получить. Донор я хороший, не то что некоторые забулдыги…

Мнение врачей

— Очень много желающих продать свои органы приходят к нам в центр, — рассказал «Комсомолке» руководитель отделения трансплантации почки РНЦХ им. Петровского профессор, доктор медицинских наук Михаил Каабак. — Сейчас охрана внизу усилена и обучена. Они сразу определяют желающих подзаработать и отправляют восвояси, объясняя, что это незаконно. Раньше прорывались даже сюда наверх к нашим кабинетам. И всегда я слышал одинаковые рассказы: «пытался продать через интернет, но обманули, взяли деньги якобы на анализы, и на этом все закончилось». До операций никогда не доходит. Вокруг этой темы много мошенников.

— Я тоже не верю в рассказ женщины, которая якобы продала почку в Москве, — вступает в разговор врач-хирург этого отделения, кандидат медицинских наук Надежда Бабенко. — Скорее всего, она действительно отдала орган родственнику, а теперь сочиняет. В России живым донором органов может стать только совершеннолетний генетический родственник больного. И родство это тщательнейшим образом проверяется. У нас в центре этим занимается целая юридическая служба. Если родственника, готового поделиться органами, нет, надо встать в очередь и подождать, когда появится подходящий трансплантат от умершего человека. По закону все, кто живет в РФ, потенциальные доноры, и наши органы могут быть использованы в целях спасения других после нашей смерти.

— Черного рынка органов в России нет. Никто никому ничего не вырезает и не пересаживает с помощью таких схем, — в один голос уверяют Михаил Каабак и Надежда Бабенко. — Но в России до сих пор операций по пересадке почек делается всего 2000 в год, тогда как нуждающихся в них приблизительно в 10 раз больше.

— Почему так? Тем более что фактически каждый умерший — потенциальный донор.

— Люди не хотят быть донорами ни при жизни, ни после смерти. Не верят ни в справедливое распределение посмертных органов, ни в эффективность трансплантации. И нет у нас в РФ независимого источника открытой информации, куда любой мог бы зайти и посмотреть: столько-то сделано операций по пересадке сердца, печени, почек… Столько-то трансплантатов получено от живых, столько от умерших. Насколько долго и как хорошо живет человек после трансплантации. Вот вы, к примеру, знаете, сколько живет пересаженная почка?

— Слышала про 15 лет.

— Орган, пересаженный от умершего, функционирует 8 лет, от живого — 15 лет. Но операцию можно сделать повторно. Нужен открытый регистр, чтобы все понимали важность и необходимость трансплантологии. Такие открытые регистры есть в других странах, — говорит Каабак.

— И контроль со стороны органов власти нужен. Лучше, чтобы со стороны ФСБ, которой у нас население доверяет, — добавляет Надежда Бабенко.

— Пока нет прозрачности да и система распределения донорского материала не налажена, дело не сдвинется с мертвой точки. Далеко не все больницы даже в Москве готовы предоставлять органы для трансплантации, не говоря уж о регионах. Потому что даже среди медиков много скептиков по отношению к трансплантологии. Оттого и цифры по донорству такие печальные. В Москве показатель — 15 доноров (посмертных) на 1 000 000 населения, а в целом по стране и этого нет. Нас обгоняет даже Белоруссия, где показатель этот равен 24 на 1 000 000. А в Европе и США еще выше.

Let’s block ads! (Why?)

Источник



Отделочники в Анапе

Свежие записи

Свежие комментарии

    Все материалы представленные на сайте, принадлежат их авторам.